Verification: 04ff94558699a422
Андрей Шальнев и его история как из тусовки друзей сделать партию
Андрей Шальнев – бывший председатель Либертарианской партии России, один из самых активных депутатов, коренной пушкинец уже не в первом поколении, всю жизнь прожил в центре, на Московском проспекте и поэтому этот город для него действительно родной, и судьба его небезразлична.

В 28 лет Андрей рискнул баллотироваться в Государственную думу, не имея больших денег и внушительного политического опыта. Он решил сделать это «по фану» и получить новый опыт. Мы поговорили с Андреем немного о либертарианстве, пушкинской политике, Навальном и о том, какой он человек.

- Поймал ли ты тот момент, когда решил, что хочешь заниматься политикой?

- Как обычно говорят в предвыборных газетах, это началось еще в школе, но у меня так действительно получилось. В девятом классе на уроке обществознания одноклассники делали доклад о местном самоуправлении, на примере Пушкино, мы ходили в администрацию, с нами общался отдел по связям с общественностью, нам дали устав Пушкино, другие документы приходилось выпрашивать, так как с Интернетом тогда были проблемы, приходилось идти и просить. Мне тогда казалось это очень приземленным, местечковым, ведь в 9 классе ты хочешь перестроить мир, а в Пушкино дороги, школы, соцобъекты - это скучно.

Ты максимализмом живешь, думаешь минимум о посте президента или министра и поэтому о местном уровне власти я задумался после 2012 года, когда мои московские друзья и знакомые участвовали в муниципальных выборах и стали депутатами, выборы тогда были совмещены с президентскими. И тогда я понял, что это неплохой механизм для начала политической карьеры.

Я активно участвовал в протестных акциях 2012 года в Москве, в молодежных политических дебатах, все это было интересно, но хотелось выйти за пределы тусовки, хотелось иметь влияние на происходящее вокруг.

- Увлечение либертарианством началось с того же времени?

- Это началось раньше, в 2008 году я попал на летнюю школу, которая проходила в Крыму, ее организовывал институт Катона, либертарианский, вне правительственный институт, я написал от балды эссе на конкурс и попал в лагерь. Дорога была за свой счет, оплачивали только проживание, таким образом отсекали тех, кто хотел похалявить на школьных каникулах. Мне там понравилось, я стал изучать идеи либертарианства и понял, что эти взгляды мне близки. Там из интеллектуального политического кружка родилась либертарианская партия России, которая стала политическим движением.

- Партия в России зародилась там, в лагере?

- Нет, она существовала и ранее, там зародилось то активное движение, которое дало старт и развитие идеям либертарианства в России. А еще есть такая шутка, что активность выросла, когда мы стали ездить на шашлыки в 2010 году. Политические практики пошли после того, когда люди стали часто встречаться, личные отношения и дружба помогли становлению движения. И так тусовка стала партией.

- Какие именно либертарианские идеи тебе стали близки и прямо внутри отозвались?

- Индивидуальная свобода в первую очередь, именно как последовательный принцип, не как система компромиссов. Почему появилась партия и сам термин либертарианство? Потому что они обращены к классическим принципам, подкупают абсолютные идеалы и ориентиры, которые кажутся недостижимыми и за ними нужно идти всю жизнь, но ты видишь и на них ориентируешься. Гораздо сложнее, когда ты начинаешь думать, как к ним прийти, потому что современные реалии нельзя отбросить.

- Какие это основные постулаты либертарианства?

- Основной, наверное, это запрет на агрессивное насилие и далее все ситуации уже рассматриваются из этой плоскости. Налогообложение, которое в идеале должно быть добровольным.

- Это же невозможно, кто захочет это делать добровольно?

- В России много примеров добровольного налогообложения, потому что в России плохо работающая государственность. Много примеров, когда жители на свои деньги построили мост, хотя администрация пять лет его обещала построить. Вот у нас, например, Андрей Дударев - неназванный либертарианец, занимается благоустройством без государства. Таких примеров много, просто мы не всегда их видим. Либертарианство рассматривает налоги как грабеж.

- Насколько я знаю, либертарианцы выступают за свободное оружие для всех.

- Но не для всех, в России и сейчас продается оружие за исключением одного вида пистолетов.

- А наличие в кармане оружия не будет провоцировать людей на агрессивное насилие?

- Как показывает опыт, в обществе, где разрешено оружие происходит меньшее число преступлений на тысячу жителей, шутинги просто привлекают медийное внимание, а по статистике, там количество преступлений меньше. Оружие хорошо тем, что в отличии от уроков самообороны, оно уравнивает людей разной физической силы. Так здоровый грабитель может быть застрелен хрупкой девушкой. Тут вопрос инициирования насилия, кто первый. Если человек в отношении тебя применил насилие, ты имеешь право на адекватное реагирование, оружие тебе дает возможность защититься.

- И что будет у нас, если всем раздадут оружие?

-Если это все вводить, то будут переходные меры, положения. Сейчас есть оружие у людей, причем оно разрушительной силы больше, чем пистолет. Нельзя сказать, что у нас работает система и всех реально проверяют, я сам получал разрешение, лицензию и отлично знаю, как это все делается, для галочки, еще проще, чем получить права.

- У тебя есть оружие?

- Да, у меня есть охотничье оружие, и если я пять лет буду им владеть, то могу получить нарезное оружие, это не совсем нужно в реалиях Московской области, потому что нарезное оружие – это большая ответственность.

- Ты ходишь на охоту?

- Да, пару раз был на охоте в Московской области, ходил на вайншнепа, но это такое сомнительное зрелище: у тебя есть 15 минут в день, когда ты можешь подстрелить вайншнепа, а он такой маленький и с плохим зрением даже в очках это сделать сложно. Не видел ни одного человека, который смог его подстрелить пока он пролетал. В основном езжу на стрельбище, занимаюсь практической стрельбой из спортивного интереса.

- А охота не считается агрессивным насилием?

- Нет, животные не являются субъектами права, агрессивное насилие возможно только в отношении субъектов права - людей как разумным существам, когда животные станут разумными и предъявят запрос на свои права, то тогда можно говорить об этом. Это есть такая узкоспециализированная тема про искусственный интеллект и его возникновение, когда мы признаем кого-то человеком и что для этого нужно. В скором времени возникнет вопрос о правах роботов.



- Не надоест ходить постоянно с пистолетом?

- В обществе, где разрешено оружие ты как раз-таки и не обязан постоянно ходить с ним, в США разрешено скрытое ношение. Если злоумышленник не видит, что оно висит в кобуре, значит он о нем не знает. Если оно висит, то сразу все увидят, что с тобой лучше не связываться. Вообще, постоянно носить с собой оружие не удобно, хотя те, кто носят газовый пистолет, говорят, что привыкаешь. Газовый пистолет не дает гарантий, а просто работает на устрашение людей. Ну, и еще от собак помогает.

- Какой еще яркий аспект либертарианства, который отличает партию от других? Там же есть еще момент про отмену бесплатного образования.

- У нас сейчас тоже нет бесплатного образования. Если посчитать сколько денег из наших налогов идет на поддержание системы образования, то это дорого и платят в том числе те, у кого своих детей нет. Если бы это было более адресно, то мы могли бы поддерживать хорошие школы, плохие бы с рынка уходили. В либертарианстве есть переход на ваучерную систему, когда ты можешь выбрать школу и решить поддержать ее рублем.

- Тогда бы как в бизнесе поддерживалась здоровая конкуренция.

- Потому что сейчас многие даже государственные школы не равны по уровню образования при том, что один стандарт.

- Как на такую родную для тебя тему ЖКХ либертарианство смотрит?

- Сфера ЖКХ интересна тем, что с ней связано больше людей, чем с образованием или здравоохранением. Есть люди, проживающие в частных домах, но даже там есть своя система ЖКХ. До того как стать депутатом, я ничего про ЖКХ не знал, кроме как подать жалобу через сервис Навального «РосЖКХ», но когда ты работаешь депутатом то волей-неволей начинаешь разбираться в теме, потому что 85% всех жалоб – это ЖКХ. Эта сфера пришла к нам из СССР наследуемым принципом. Вот Писаревская, 13, там мы помогали создавать ТСЖ и очень четко прослеживался разлом поколений, одни считают что ТСЖ – это запустить руку в государев карман, что государство лучше следит, хотя ими управляет и ОАО, но для них все «государство». Поэтому перемены легче вводить через ЖКХ, потому что там можно сводить к тем деньгам, которые мы платим за коммуналку. Люди понимают лучше, когда платят деньги и что-то не получают взамен.

- Сколько человек насчитывает либертарианская партия?

- Около 700-800 человек, отделения во многих субъектах есть, даже в Чечне.

Совет депутатов

Первый опыт участия в муниципальных выборах был в 10 классе, тогда самовыдвиженцем баллотировался Михаил Зубков, главред "Пушкинского вестника", а от «Единой России» Николай Шеремет, заместитель генерального директора «Топаза». У нас в классе учился его сын и у меня с ним не очень хорошие отношения были и на этом антагонизме мы помогали Зубкову на выборах, мы разносили газеты и в итоге Зубков победил. И потом когда в школе у нас были конфликты, Зубков даже на родительские собрания приходил. Практический опыт был интересным, и уже в 2014 году я решил баллотироваться сам.

- Как ты понял, что можешь пройти в Совет и набрать нужное количество голосов?

- У нас этого понять нельзя. Потому что на всех выборах нет социологии, но те моменты, которые мы наблюдали на выборах ранее – в 2012 году, когда мои друзья баллотировались, в 2013 на мэрской компании Навального помогли нам. Мы смотрели, учились, анализировали. Друзья организовали Школу местного самоуправления, где говорили, как организовать и выиграть выборы. Ставка на друзей может быть, но не точно, кто-то забудет, кто-то не придет, я набрал 660 голосов, из них максимум 60 по личным связям.

- Какую кампанию ты проводил, ходил по подъездам и общался с бабушками?

- Первое, что мне сыграло на руку, ведь я был совсем не известным человеком, это публичные слушания по упразднению городской администрации, я там выступил и познакомился со старшими по домам в своем округе, смог сделать встречи в их дворах - они дали мне поддержку, потом поквартирный обход, через Интернет привлекли друзей и куб у ВИТа, это был первый куб в Пушкино. Кампанию мы строили партизанскими методами, потому что не понимали как бороться.

- Какая программа была?

- На самом деле люди не читают программы, и я не давал обещаний, только быть на связи и проводить встречи. Эти обещания простые, нужно только несколько часов в неделю на них тратить.

- И вот ты обычный, молодой парень среди уже важных и известных людей в городе, не было стеснительно? Тебе не говорили, мальчик, что ты здесь делаешь?

- Особенно снисходительные взгляды были, когда мне было тяжело сидеть четыре часа. Но так складывалась ситуация, что каждый год были знаковые события, которые помогали себя проявить. Отключение горячей воды в 2015 году, смена власти, попытка застройки сквера на Писаревской,13. Эти вещи дали мне известность, подняли авторитет и заставили со мной серьезно считаться. Изначально я не боялся показать, что я ничего не знаю, из интереса записывался во все комиссии и рабочие группы. На самом деле депутат муниципального уровня не должен быть экспертом в чем-то, достаточно просто житейского понимания, а дальше просто изучаешь документы, это под силу любому жителю. Просто у депутата больше информации.

- Многие тебя считают оппозиционером, а ты себя таковым считаешь?

- На самом деле это очень сложный вопрос, у нас в Совете депутатов сложилась уникальная ситуация: состав формировался при одном руководителе администрации, дальше работал при другом и из-за этого я долго был в уникальной позиции по отношению к действующему главе района и занимал сам по себе оппозиционное положение, но многие инициативы, что я продвигал, они принимались. Но, наверное, да я оппозиционный, меня многое не устраивает, я открыто высказываюсь об этом. Администрация района занимает осторожную позицию и с ней я могу договориться по некоторым вопросам, но есть вещи, которые не двигаются – из последнего – это Привокзальный сквер.

Большинство вопросов, которые мне адресуют, люди могли бы решить сами, но просто мой звонок будет более эффективным – жалуются на шумных соседей, горку во дворе убрали.

- Тебя еще иногда называют пушкинским Навальным, как относишься к Алексею Навальному?

- Сложно отношусь, он был разным на разных этапах своей политической карьеры. Он начинал с правозащитной позиции, его антикоррупционные расследования хорошие, но на пушкинском уровне я ни одного такого расследования не делал. Для такой системной коррупции у нас слишком малая укорененность, те факты что были, когда директор «Пушгорхоза» Борисов уголь пытался купить у кого-то своего, быстро сворачивались. У меня есть какие-то наметки расследований, которые на начальном этапе пока, но которые можно раскрутить. Навальный как политик - я не могу сказать, что он отражает мои взгляды. Я понимаю, почему он нравится молодежи – потому что он хорошо выглядит на общем уровне политиков. Я вижу много логических несоответствий, программы его мне не нравятся, избранная тактика на президентских выборах была ошибочная. Навальный - это просто ярлык к молодому политику сформировавшийся системно, потому что мало примеров – в России молодые политики это уже те, кому за 50.

- Как ты рискнул участвовать в выборах в Госдуму?

- Это попытка перескочить через несколько ступенек, появилась возможность принять участие не собирая подписи, если бы нужно собирать подписи, то это более сложный процесс. Я решил принять участие больше как задел на будущее. Мы понимали, что нам победить будет тяжело. Это был хороший челлендж. Я подумал, что попробовать себя стоит, хотелось продвинуть свои вещи, когда понимаешь, что у муниципального депутата есть потолок полномочий.

- Какие это были идеи?

- Те же прямые договора в ЖКХ. Мы строили акцент кампании – что наш человек во власти, ваш защитник во власти. Те вопросы, которые ко мне приходят, на местном уровне я решаю, которые областного – отправляю Слуцкой, процентов 60% удается продавить – в основном это медицинские вопросы. Депутат Госдумы мог бы решать вопросы с землей, ЖКХ, даже просто будучи одним из 450 человек можно быть значимой политической фигурой и решать те вещи, которые не могу сейчас.

- Мне кажется тебе повезло с командой, людьми, которые тебе помогали и поддерживали.

- Да, у нас была достаточно сильная команда, крутая. Причем это была первая серьезная кампания для всех. Это драйвовая команда людей, которые были готовы бросить работу и работать здесь за компенсацию расходов на еду, за чисто символические деньги.

- Где вы брали деньги на кампанию?

- У нас был большой публичный фандрайзинг, это наши сторонники по всей России, пушкинцы, друзья, одноклассники. Конечно, денег было мало (смеется). Мы делали ставку на агитации дверь в дверь, совсем не потратились на большие баннеры, рекламу на тв.

- Какие у тебя политические амбиции, найти теплое местечко или стать президентом?

- Президентом – да, я готов вполне. Я считаю, что чем больше людей уверенно заявляют, что они готовы на решительные шаги, тем в более здоровом обществе мы живем. Министром ЖКХ бы согласился стать, губернатором Подмосковья, главой местной администрации - не знаю, в текущих реалиях это погоня за «Доброделом», рейтингами, отсутствие гарантий, потому что ты являешь назначенцем губернатора и тебя могут в любой момент убрать. Из ближайших планов - я собираюсь баллотироваться на второй срок в 2019 году в Совет депутатов, в Госдуму пока не знаю, может быть попробовал в областную. А так, в России надолго загадывать нельзя, а я хочу повести за собой еще большую команду людей, и уже можно думать в каком формате работать.

- Депутат Шальнев в жизни он какой человек? Чем увлекается, о чем мечтает?

- Андрей Шальнев в жизни такой же, как и Андрей Шальнев депутат. Я люблю ходить в кино, смотреть фильмы, футболом увлекаюсь, болею за «Спартак», хожу на стадион, когда есть возможность. Хожу на концерты классической и рок-музыки, люблю ходить в театр, правда в последнее время сложно найти хороший спектакль. Люблю путешествовать, я был почти в половине субъектов Российской федерации, от Дальнего Востока до Калининграда, за рубежом пока не так много где был. Готовить люблю, отличный вообще релакс, расслабляет, люблю играть в настольные игры. Хобби больше, чем свободного времени. В последнее время я стал меньше читать, хотя я всегда любил, и у меня есть ориентир в неделю прочитывать одну книгу.

- Какие у тебя есть любимые места в городе?

- Восьмая школа, когда я прихожу в нее, у меня позитивные воспоминания, я там учился и класс у нас был хороший, Травинское озеро мне нравится как место благоустройства, Серебрянка при своей не благоустроенности все равно мне нравится, парк ВНИИЛМ – там можно и зимой и летом погулять, на западе дача Маяковского, парк Северный, кинотеатр «Победа» в том виде, каким он был, еще в школе в него ходили, в том числе и вместо уроков, сейчас сложно понять, что там получилось, это место потерянное, городской парк мне тоже до конца не понятен как культурное пространство.

- Как думаешь, чего не хватает нашему городу, чтобы он стал красивее и людям хотелось бы здесь развиваться?

- У нас нет ни одного завершенного общественного пространства, они все брошены частично на середине. То же Травинское озеро - это не плохое пространство, но оно не завершено, у нас нет нормального общественного парка, ЦПКиО плох тем, то он дитя многих эпох, у нас нет площадок где могли бы проводить время взрослые, нет для них досуговых элементов, людям, вышедшим на пенсию, негде проводить время, только сидеть на лавочке, обсуждать сериалы и лузгать семечки. Молодежи в этом плане проще, она более мобильная и может поехать в Москву, но нам бы больше хотелось, чтобы она оставалась в Пушкино.

Made on
Tilda